Пресса о театре

19.07.2007

Как недавно всё было…

Как недавно всё было…

· Встреча с коллективом Братского драматического театра, гастроли которого проходили в начале июля, была по-настоящему интересной. Иркутяне смогли познакомиться со спектаклями братчан - жителей города, который со дня основания славился не только промышленностью, но и хорошо поставленной художественной самодеятельностью, творчески-мобильным театром кукол. «Отцы» Братска, понимая, что город без театра всего лишь населённый пункт, в 1984 году при помощи Министерства культуры СССР организовали в нём драматический театр.

Творческий коллектив, собранный из представителей разных городов России, раскачивало как качели: в разные периоды он то взмывал вверх, то падал, готовый вот-вот разбиться. Но театр оказался жизнеспособным, добился того, чтобы в городе специально для него реконструировали здание старого кинотеатра, готовое принять театральное искусство. С этого момента труппа окрепла, на постановки приезжают режиссёры «от Москвы до самых до окраин»: Валентин Зверовщиков из Петропавловска-Камчатского, Валерий Шевченко, живущий сегодня в столице… Полон творческих планов главный режиссёр театра Олег Кравзе, спектакли которого «Пять вечеров» и «Странная миссис Сэвидж» были показаны в областном центре.

Миссис Сэвидж в исполнении актрисы Ирины Кузнецовой иркутских зрителей покорила. Красивая, тонкая, умная женщина отстаивает своё право жить так, как ей хочется, помогать тем, кому считает нужным. Правда, возраст актрисы несколько расходится с тем, о каком писал драматург Джон Патрик, но право режиссёра трактовать спектакль в соответствии со своим представлением о добре, справедливости и тех комедийных ситуациях, какие, как капканы, расставляет женщина-меценат и женщина-ангел, коей и является Сэвидж, воплощённая на сцене братского театра.

Удивил повтор приёмов, который использовал режиссёр Олег Кравзе в постановке двух совершенно разных пьес. В «Странной миссис Сэвидж» персонажи – обитатели «тихой обители», а попросту сумасшедшего дома, время от времени становятся артистами цирка, ловко разыгрывающими весёлые интермедии. Перефразированный Шекспир: «Весь мир – театр; в нём женщины, мужчины – все актёры…» стал ареной цирка, а люди – его служителями, готовыми в любую минуту на фокусы. Но как быть с психологической пьесой Александра Володина?

В спектакле «Пять вечеров» цирковое представление заменяется мимом — «человеком со стороны», который по воле режиссёра начинает и ведёт всё действие. Смысловую нагрузку, возложенную на эту одинокую фигуру, понять трудно, похоже, его функция сводится к тому, чтобы создать атмосферу ностальгической грусти по времени, в котором люди, прошедшие через войну, отстраивали не только разрушенную страну, но и свои судьбы. И всё же атмосферу спектакля создают актёры, которые и призваны разговаривать со зрителями о сокровенном, о шёпоте и крике души своих героев.

Если говорить о внешних приметах времени, в котором живут герои, пьеса Володина устарела, но она кажется современной и всем нам близкой, когда актёры со всей искренностью рассказывают об одиночестве человека, его комплексах, не позволяющих быть счастливым. Дуэт заслуженной артистки Ольги Ленец – Тамары и Евгения Винокурова – Ильина в некоторых сценах спектакля звучит по-настоящему возвышенно и одухотворённо.

Глядя на репертуарную афишу театра, можно с полной уверенностью сказать, что у театра есть своя тема, своё представление о тональности звучания того или иного спектакля. Театр не стремится к увеселению публики, как это делают иные коллективы, заботясь об её отдыхе и своей кассе. Нет, он пытается говорить о непреходящих ценностях жизни, думать, чем жив человек и какие проблемы его волнуют сегодня. А ещё театр заботится о том, чтобы зрители после его спектаклей уходили с надеждой в сердце, с верой в созидательное начало бытия и чтобы торжествовала любовь.

«Очень простая история» – спектакль, поставленный режиссёром Соколовым по пьесе Ладо, только в названии прост. В сюжете он отображает разные стороны нашей действительности, которая, как известно, имеет тёмные и светлые стороны, бывает трагичной и полной светлой радости. В этом сюжете переплетено всё, что имеет непосредственное отношение к бытию и его главной основе – рождению новой жизни.

В спектакле речь идёт о том, чтобы спасти ещё не рождённого человека. Взрослые люди знают, что не каждое таинство зачатия имеет счастливое разрешение от бремени. «Искусственное прерывание родов» звучит не вполне понятно для юной героини Даши (акт. Инна Бычкова), тем более для других персонажей пьесы – обитателей скотного двора, волею драматурга наделённых душой и большим любящим сердцем.

В оформлении художника Корнева спектакль братчан получился светлым, как бы заполненным чистым воздухом. Простые конструкции с лестницами сужают пространство до предельной плотности, когда люди и животные превращаются в одно целое, один становится продолжением другого, не вступая в противоборство и конфликт. Корова Зорька (засл. арт. Ольга Ленец), лошадь Сестричка (засл. арт. Татьяна Чернигова), Свинья (арт. Марина Протасова), пёс Крепыш (арт. Валерий Корчанов), Петух (арт. Владимир Куликов) — как они могут проявить свой характер? Только в добре и любви к человеку, который для них кажется верхом совершенства. Только сердцем они могут понять, что в человеческом мире может твориться что-то неладное, и гармонию этого мира может восстановить лишь жертво-приношение.

Мария Ладо привнесла в свою пьесу евангельское начало, правда, по-своему трактуя его заповеди. По мнению драматурга, животные после смерти становятся ангелами-хранителями, и человек, застреливший себя, тоже может стать ангелом – это и есть смерть во имя спасения. С Марией Ладо можно соглашаться, можно и возражать, но цели своей она достигла: смерть в общем-то никчёмного на земле человека становится началом мира и любви в доме, где ранее царил диктат мужчины над женщиной, где деньги были важнее живой человеческой души.

Надо заметить, что труппа в театре небольшая, делится она на сильных исполнителей среднего поколения и пока не окрепших в мастерстве актёров — представителей молодого возраста. Это проблема, которую надо решать. Согласитесь, непривычно сегодня смотреть на актёра зрелого возраста в роли юноши. К сожалению, невозможность точного распределения ролей снижает уровень некоторых спектаклей, не позволяет им звучать целостно и гармонично.

Не вполне точным по распределению ролей, на мой взгляд, представляется и спектакль «Старший сын» по пьесе Александра Вампилова. Сергеем Болдыревым он поставлен шесть лет назад. Актёры вслед за режиссёром смотрят на своих персонажей как бы со стороны, с «высоты» времени, разделяющего их и персонажей пьесы. Это спектакль-ретро, рассказывающий трогательную историю о простых, искренних, светлых людях. Самый «плохой» персонаж в нём – Сильва, нахальный и вертлявый парень, не отличающийся тонким восприятием мира.

Сегодня невозможно, пожалуй, с психологической достоверностью сделать героями нашего времени идеальных Бусыгина (акт. Дмитрий Евграфов), Нину (акт. Инна Бычкова), Васеньку (акт. Роман Бубнов), «блаженного» Сарафанова (акт. Евгений Винокуров). В наш «жестокий век с жестокими сердцами» идеалистическая вера в то, что «все люди братья» просто невозможна. Поэтому и отстраняет режиссёр героев спектакля от реалий жизни, разыгрывает «театральную фантазию для кларнета с оркестром», в которой актёр Евгений Винокуров — Сарафанов действительно играет на кларнете, а все остальные «оркестранты» только имитируют звучание своих инструментов. Зато они поют «Бесаме мучо» — популярную во всём мире песенку середины ХХ века. Как заезжая пластинка, она звучит и звучит, и кажется, всё, терпение лопнет. Сергей Болдырев, действительно, доводит этот мотивчик до его критического восприятия зрителями, чтобы потом остановиться, дать возможность послушать ставший классическим текст пьесы Вампилова.

А ещё в спектакле звучит ностальгическая нота по времени, в котором мы иллюзии принимали за действительность, влюбляясь искренне, верили, что пронесём свою любовь через всю жизнь. Символом этих иллюзий становится детский паровозик, так и не сдвинувшийся с места, оставивший этих милых персонажей в прошлом, когда создатель пьесы Александр Вампилов был молод, беззаботен и счастлив.

Долгие годы Братский драматический театр не выезжал на гастроли ни в Иркутск, ни в другие города России. Волнение, которое испытывали актёры, выходя на сцену академического театра имени Охлопкова, ощущалось. И надо было видеть, как поддерживала их публика, состоявшая на первом спектакле «Искушение» по большей части из «братского» землячества. Пришёл и Юрий Ножиков, благодаря поддержке которого открылся в Братске драматический театр. Как давно это было, как было всё недавно…

На снимке: сцена из спектакля «Очень простая история»

· Автор: Светлана ГРИГОРЬЕВА

· Восточно-Сибирская правда от 19.07.2007





Возврат к списку