Пресса о театре

05.11.2019

Сергей Захарян: Шевченко и Гарпагон («Скупой» Мольера в Братском драматическом театре)

Сергей Захарян:  Шевченко и Гарпагон («Скупой» Мольера в Братском драматическом театре)

В заглавии этой заметки – два знаковых имени.

Валерий Шевченко – наш драгоценный мим, актёр и режиссёр, создавший когда-то в Иркутске театр, давший начало и название фестивалю Мимолёт.

В Иркутск, в маленький театрик на антресолях Дворца Профсоюзов, приезжали–прилетали мастера – без преувеличения – со всего мира. Показ спектаклей, творческие мастерские, бескомпромиссные обсуждения; наконец, грандиозный общегородской театральный праздник – шествие, к которому присоединялись тысячи зрителей.

Президентом фестиваля был великий человек из Москвы – Илья Григорьевич Рутберг, абсолютный фанатик и авторитет в древнем искусстве пантомимы.

Театрик Шевченко держался исключительно на энтузиазме молодых артистов и их лидера; у городских властей добиться официального статуса и хотя бы минимального финансирования -не получалось.

А потом новые хозяева жизни и вовсе отобрали у нас маленький театрик, и Шевченко эмигрировал из Иркутска. Теперь он москвич, преподаёт, снимает кино, и вот – ставит в Братске.

Шевченко: «Скупой» - мой пятый спектакль в Братском драмтеатре. Сам Мольер играл когда-то заглавную роль на представлении этой своей комедии в Версале, у короля Людовика ХIV.

…Поймал себя на мысли, что юмор и репризы того времени разительно отличаются от современных ( и это неудивительно):но тема Скупого актуальна и сегодня. Скупость, жадность идут рядом в нашей жизни, и примеров этому множество, успевай только их фиксировать. Хотелось сделать спектакль, конечно, современным, где угадывались бы, прочитывались проблемы и персонажи нашего дня, как это бывало, помню, в хороших спектаклях МХАТа, БДТ, Таганки: зритель шёл за скрытым смыслом, за тем, чего нельзя было публично сказать, он прочитывал подлинную современность в постановках классики. И в нашем «Скупом», в тексте Мольера, можно услышать репризы современных проблем. И тут я даю

актёрам свободу, потому что это спектакль с зонами импровизаций, где можно в силу актёрского мировоззрения, наполнить новой, свежей репризой. (Конечно, надо к таким вещам готовиться, иногда это получается, иногда проходит незаметно для спектакля, но как говорят, спектакль -дело живое).

Попробовали посуществовать в театре масок, известном как комедия дель арте; есть интересные актерские находки, но пока это всё в поиске. Времени в репертуарном театре как всегда не хватает, наступают на хвост другие премьеры, а это влияет на качество постановок (доказано!).

Очень рад за Виктора Головина в роли Скупого (Гарпагона): он не только ищет, но и ломает свои старые актерские стереотипы и мне кажется, ему это удаётся, он открывает в себе новые возможности, и это предаёт ему сил, а ему сейчас это очень нужно.

В этом сезоне в театр пришло много молодых актёров, и это влияет на спектакль: молодая творческая энергия заводит зрителей, у молодых огромное желание работать, приносить свои варианты роли, обсуждать, спорить, искать; это говорит о здоровой среде в театре, поэтому так и тянет режиссёров ставить в Братске, и мы это продолжим в следующем году; но уже перейдем на Кино, и в планах это уже стоит.

Захарян: Второе знаковое имя - Гарпагон – от латинского garpago - это гарпун, специальный якорь для захвата вражеской лодки; а в переносном смысле – хват, хапуга. Неправда ли, не похоже на лёгкую насмешку, обещающую весёлый вечер в театре.

Гарпагон – в ряду имён собственных из мольеровских шедевров, ставших нарицательными: Тартюф (трюкач, обманщик), Скапен (насмешник в Плутнях Скапена), Журден – самовлюблённый мужлан - буржуа, рвущийся вверх (комедия Мещанин во дворянстве).

Вокруг мольеровских «новых богатых» - хозяев жизни – и Журдена, и Гарпагона - складываются типические (и небезопасные для окружающих) ряды отношений.

Все возможности – в руках разбогатевшего мужлана Гарпагона; и очень непростые, опасные особенно для молодых, зависящих от отцов-гарпагонов отношения заявляются Мольером уже в прологе комедии. Вот только первые строчки из списка действующих лиц в «Скупом» - смотрите, какие проблемы возникают вокруг Скупого для молодых героев:

Гарпагон, отец Клеанта и Элизы, влюблённый в Мариану.

Клеант, сын Гарпагона, возлюбленный Марианы.

Мариана, возлюбленная Клеанта, любимая Гарпагоном, и т.д.

Неправда ли, уже в этом представлении героев комедии завязан узел совсем не смешной. И действие будет длиться, пока сохраняется напряжение в главной интриге. При этом сила, власть и деньги в руках взбалмошного старика – «жениха».

Если Гарпагон - смешной идиот, выживший из ума, - тогда можно и на сцене, и в зале от души отдохнуть и повеселиться за его счёт.

Но в том-то и дело, в том-то и конфликт у Мольера, что неизбежная по логике победа его тартюфов и гарпагонов одолевается лишь в игре, лишь на время, пока идёт представление; однако ощущение тревоги, даже трагедии остаётся в душе после подлинной встречи с Мольером: счастливый финал возможен только на сцене, а грустный умник – автор не исчезает из подтекста сюжета – потому и вечного, что – неразрешимого.

В нашем же спектакле всё хорошо, весело и бесконфликтно с начала и до конца. И благодарный зритель, и без того озабоченный и уставший от своей братской – куда как не простой – жизни – на этом спектакле радуется и отдыхает, смеётся над облапошенным старым дураком Гарпагоном на протяжении всего спектакля – парада комических трюков и пантомим.

Добро пожаловать!

Сергей Захарян, «МК Иркутск»





Возврат к списку