Пресса о театре

18.05.2012

10 мая состоялась премьера одноактного спектакля «Уроки французского»

10 мая состоялась премьера одноактного спектакля «Уроки французского»

10 мая состоялась премьера одноактного спектакля «Уроки французского» по повести Валентина Распутина. В спектакле задействованы начинающие артисты театральной студии «Театр+». О постановке,  об участниках-студийцах, о самой студии мы попросили рассказать  режиссера-постановщика «Уроков…» Сергея Терпугова.

Братский лесохимик, Братск

Режиссер с биографией
Сергей Терпугов родом из Братска. Окончил профессиональное училище №63. Два года учился в Братском госуниверситете на факультете «Технологии машиностроения». В свободное время играл в любительском театре «Откровение» Дворца культуры «Энергетик», где с ребятами работал талантливый преподаватель Олег Николаевич Чернигов. 
На втором курсе Сергей понял, что его призвание – театр. Легко поступил в Восточно-Сибирскую академию культуры и искусства в Улан-Удэ. Правда, из-за отсутствия заочного актерского отделения пришлось пойти учиться на режиссера. Утешала мысль, что и те, и другие делают общее дело. Постепенно Сергей понял, что ему режиссура нравится больше. По приглашению бывшего главного режиссера местного БДТ Павла Мясникова третьекурсник Терпугов пришел работать в Братский драмтеатр. Поставил несколько сказок, спектакль «Ракушка», сыграл немало ролей. Через пять лет в поисках обновления собрал семью и поехал работать в Астрахань.
Областной драматический театр с 200-летней историей охотно принял в свои ряды талантливого сибиряка. Сергея зачислили в основной состав, включили в восемь спектаклей. Однако отсутствие в городе деревьев и 40-градусная жара навеивали ностальгию по пушистым елям и сибирским морозам. Взвесив все «за» и «против», он вернулся в родной Братск. Вернулся с идеей создания собственного театра. Но в Братском драматическом ему предложили другой вариант – возглавить театральную студию «Театр плюс», которую два года назад организовали талантливый хореограф Игорь Малков и замечательная актриса Елена Нескромная. И Сергей согласился. 

- Сергей Александрович, почему вы согласились работать с подростками, ведь большинству студийцев чуть больше 13 лет?  
- Я пришел на занятия. Увидел симпатичных, активных, бодрых, веселых ребят, которые горят желанием играть, и влюбился в них. Для них выход на сцену – не работа, а удовольствие. Этому стоит поучиться и нам, профессиональным артистам. 

- Как долго пришлось работать над «Уроками французского»?
- Представьте себе, меньше двух недель! Дело в том, что в апреле студия «Театр +» приняла участие в городском фестивале «Маленький большой театр» и среди 16 театральных коллективов заняла второе место. Водевиль «Беда от нежного сердца», который мы поставили с ребятами, понравился комиссии из Иркутска, и нас пригласили на региональный фестиваль «Алые паруса». Меж тем, накануне отъезда было принято решение поставить к 9 Мая спектакль «Уроки французского». Я предложил студийцам отказаться от поездки, ведь на подготовку оставалось всего 12 дней, а этого очень мало. Но юные артисты пообещали, что все успеют, все сделают. Так и случилось. В Иркутске было много коллективов, фестивальных состязаний. Ребята посмотрели множество постановок, выиграли во всевозможных конкурсах – чтецов, капустников, они обедали в ресторанах, гуляли по городу. На волне впечатлений от театральной жизни юные артисты поймали кураж, и мы сваяли небольшой спектакль. Честно говоря, я поражен. Назвал их монстрами. За десять дней поставить пьесу по Распутину дано не каждому коллективу.

- Почему не спектакль о войне?
- Это был заказ театра. К тому же ставить спектакль о войне я бы, пожалуй, не решился, поскольку очень трепетно отношусь к этой теме. О войне мне известно только по книгам и фильмам. И кто я такой, чтобы включать звуки самолетов, артиллерийской канонады и вещать зрителю, как это было? 

- Как Вам удалось научить детей играть то, чего они никогда не испытывали? Вряд ли кто-то из «Театра плюс» когда-нибудь голодал.
- Наверное, можно было бы предложить дня два продержаться на голодной диете, чтобы они ощутили чувство голода. Но это ничего бы не дало, поскольку они знают, что через два дня снова смогут есть по-прежнему. Чувство голода страшит только в том случае, если ты понимаешь, что оно не прекратится никогда, потому что тебе негде взять продукты. Это я и пытался донести до ребят, но на примерах современной жизни, в которой одни дети всем обеспечены, а другие «Сникерс» и мандарины видят только на Новый год. 

- На Ваш взгляд, справились ребята с «Уроками»?
- По-моему, они сделали их на «хорошо». Впрочем, работа еще не завершена, спектакль с каждым выходом будет наигрываться, дополняться. Думаю, дотянем до «отлично».

- «Уроки французского» – это рассказ об ушедшей России. Не будет ли Распутин скучным для современной молодежи?
- На премьере спектакля сидела молодежь, а я устроился в радиорубке и наблюдал за происходящим. Главный индикатор в молодежной среде - это зажигающиеся мобильные телефоны. Если кто-то смотрит на время или отправляет СМС-сообщение, значит, все плохо. До такого мы не довели. Но иногда по ходу спектакля вдруг начинали скрипеть сиденья. Видимо, кто-то искал удобную позу. Это сигнал к тому, что в постановке имеются где-то провальчики.
Каждый поставленный мой спектакль я веду - проанализировав очередной выход на сцену, подсказываю артистам, где и что надо откорректировать. Ребята прислушиваются к замечаниям и стараются исправить ошибки. Думаю, на следующем показе сиденья скрипеть не будут.

- Насколько актуальна в наше время тема «Уроков французского»?
- Очень актуальна. Потому что пропасть между учениками и учителями растет все больше и больше. Уже не важно, что за человек стоит за цифрами в ЕГЭ, главное – хорошие показатели. И к этой пропасти толкает сама система. Вот и у Валентина Распутина директор возмущается: «Вы играете с учеником?! Я Вас правильно понял?» и увольняет учителя за человеческое отношение, за желание подружиться с ребенком, который в этом нуждался. 
Думаю, не должны мы забывать и о тех тяготах, которые довелось испытать нашим дедам и прадедам.  Голодные годы ушли в небытие, и не дай Бог, нынешним детям пройти через эти страдания. Но как только народ забывает о войнах и лишениях, это случается снова. 

- В наше время режиссеры любят экспериментировать, порой не поймешь, о чем пьеса, так много всяких театральных наворотов.  Кроме того, некоторые предпочитают показать свое видение сюжета, написанного классиком. Каковы ваши принципы?
- Мы старались не отходить далеко от автора и, надеюсь, поставили Распутина, а не мое представление о нем. Действительно, иные режиссеры любят выносить свой внутренний мир на сцену. Я же все время думаю, а почему вы решили, что ваш внутренний мир должен быть интересен? Зритель видит афишу, читает - «Валентин Распутин» и идет на его пьесу, идет, чтобы познакомиться с внутренним миром этого автора, а не с подгонкой его пьесы под ваши надумки. Мой принцип - не обманывать надежд зрителя. 

-  Но какие-то особые театральные эффекты, приемы вы все же использовали в новой постановке?
- У нас на сцене падает снег, идет дождь, причем эффект дождя потрясающий. Любопытными получились переходы между сценами спектакля с незаметной зарядкой декораций. Интересно построена последняя картина, когда главный герой получает посылку. На фоне черного пола, черных ширмочек он пытается ее открыть, и вдруг из коробки падают яблоки и катятся по сцене. Наверняка до меня это кто-то уже придумал, хотя мне казалось, что это мое изобретение.

- Сколько участников в спектакле, и с каких позиций вы распределяете роли?
- В постановке заняты 15 студентов и два профессиональных артиста. Главную роль играет 15-летний Ярослав Оржеховский. Для меня не так важен спектакль, как сам процесс обучения ребят. Они же пришли в студию, чтобы чему-то научиться. Поэтому я распределяю нагрузку равномерно. Допустим, в «Беде от нежного сердца» у доброй половины студийцев были большие роли, оставшимся пришлось придумывать какие-то эпизоды. В следующем спектакле постарался отдать главные роли тем, у кого не было возможности проявить себя в предыдущей постановке.  Если я беру кого-то в студию, то хотя бы одно слово и масса действий у него будет в каждом спектакле. Это же не профессиональный театр, чтобы отбирать лучших и раздавать им главные роли, обрекая остальных на участие только в массовке. 

- Наверное, не просто работать с подростками?
- Конечно, с профессиональными актерами проще, им главное поставить правильно задачу. Здесь же надо донести каждое слово. Даже реплику «А, мамка приезжала» ребенку, у которого мама всегда рядом, сказать сложно. Или возьмем сцену, когда мальчик достает макароны из посылки. Не знавший голода подросток, естественно, берет их как обычные макаронные изделия. И надо донести до юного артиста, что для его героя это продукт бесценный. Здесь не срабатывает формула – верь в предлагаемые обстоятельства. Требуется найти такие слова и примеры, которые затронут душу. 
Нам очень помогает молодая актриса, недавняя выпускница Восточно-Сибирской академии культуры и искусства Ольга Гонтарева. В «Театре +» она преподает актерское мастерство, ставит голос, тренирует внимание, пластику, чтобы студийцы достойно выглядели со сцены, правильно дышали и говорили. Ребята обожают своего преподавателя. 

- Каков режим занятий в студии? И надо ли проходить строгий кастинг, чтобы к вам попасть?
- Мы занимаемся два дня в неделю – вторник и четверг с 20 до 22 часов. Правда, перед премьерой занятия становятся ежедневными. 
Прийти к нам может любой желающий. Мы никогда никому не отказываем. По мне, если ребенок пришел заниматься в театр, он уже поцелован Богом, он уже талантлив. 
В студии я стараюсь не «научить» ребят, а сделать так, чтобы они сами дошли до каких-то вещей. Когда человек сам приходит к какому-то осмыслению, это намного дороже и надежней, нежели я буду в него что-то вдалбливать. Если кто-то из студийцев надумает связать свою судьбу с кино или театром, я ему просто помогу подготовить басню, прозу для поступления, но он пойдет со своим багажом знаний, до которых сам додумался. Ведь на показе хорошо видно – пропустил абитуриент то, что читает, через себя или его натаскали. Моя главная задача – не навредить.

- Как, по-вашему, станут ли «Уроки французского» украшением репертуара БДТ?
- Могу одно сказать – я надеюсь и хочу, чтобы «Уроки французского» украсили репертуар Братского драмтеатра. Зритель у нас умный, ему свое мнение не навяжешь, он сам расставит все по полочкам. Главное, чтобы к нам ходили не из-под палки. Впрочем, в первый раз можно и из-под палки, но  чтобы тот, кто пришел, уже не захотел уходить. Например, жена тащит мужа в театр, мол, мне некуда надеть вечернее платье. И тот, вернувшись после тяжелой работы, надевает белую рубашку и, повинуясь супруге, идет на спектакль, надеясь там и отоспаться. И вдруг не уснул. Ему так понравилось, что он похвалил жену за идею. После театра они еще пошли куда-нибудь в ресторан, посидели, обсудили постановку. Получается, мы вмешались в институт семьи, помогли кому-то подняться на новый духовный уровень. Если такая работа проделывается нашим БДТ, он не напрасно стоит в центре города.
Венера ЛИСКИНА
Фото Валерия ПАВЛОВА





Возврат к списку