Пресса о театре

26.02.2015

«СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР» - РАЗГОВОР С САМИМ СОБОЙ

«СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР» - РАЗГОВОР С САМИМ СОБОЙ

Клубный показ – новая форма общения актеров, режиссеров и зрителей - после спектакля они обсуждают постановку, задают друг другу вопросы, делятся впечатлениями. Спектакли для таких обсуждений выбираются неоднозначные по содержанию и выражению, по смыслу и восприятию. Цель обсуждений – узнать, нужны ли такие спектакли театру? Нужны ли они зрителю?

На прошлой неделе на клубном показе зрители увидели и обсудили постановку режиссера Олега Кравзе «Смертельный номер». В Братском драматическом театре ее играли пятый раз, премьера спектакля состоялась в октябре 2014.

- Его жанр драматург Олег Антонов определил как балаган, - говорит Елена Чайковская, заведующая литературной частью театра. - С одной стороны - свободная, нескучная и легкая форма. К тому же действие происходит в цирке – с его антуражем, репризами, номерами, что интересно само по себе. Спектакль – мужской по составу, в нем играют молодые актеры, заряжая зал своей энергетикой. Это тоже - плюс для восприятия. А с другой стороны, в пьесе заложена философия, психология и даже мистика, требующие интеллектуальной и душевной работы зрителя. Потому решено провести клубный показ, чтобы выслушать мнения зрителей, ответить на вопросы, просто поговорить на темы, которые заложены в драматургии, режиссуре, актерской игре, а в конечном счете – помочь спектаклю и зрителю найти друг друга.

«Смертельный номер» действительно неординарный спектакль: почти до самого финала зритель не совсем понимает, что происходит на сцене - кто они – эти четыре героя? Откуда они и зачем? Это непонимание порой играет злую шутку со зрителем - вот и в этот раз несколько человек ушли со спектакля в антракте. Других такая интрига сценариста, напротив, захватила еще больше, и обсуждение догадок о героях и о том, что ждет в финале, началось еще в антракте. Я тоже не могла найти ответы на вопросы, но мастерская и захватывающая игра молодых актеров нашего театра - Евгения Хулуева, Романа Калиниченко, Михаила Наприенко, Павла Жилина и Алексея Панкова - никогда не оставляет меня равнодушной, поэтому я не смогла бы уйти и с самого плохого и скучного спектакля с их участием. К счастью, в нашем театре таких постановок нет. До середины спектакля пьеса кажется легкой, происходящее на сцене и в самом деле напоминает иногда бессмысленный балаган. Но к концу открывается глубина замысла сценариста: пьеса оказывается очень философской, психологической, заставляет заглянуть в себя: а знаешь ли ты, сколько персонажей и с какими характерами живут в тебе? А кто из них главный в тебе сегодня? А кто был главным вчера? И должен ли кто-то был главным? Может, жизнь станет удачливее и лучше, если они будут действовать вместе? Ведь если они – одно целое, то и ты – цельный, а не вступающий с самим собой в спор…

Как показало обсуждение, такие мысли появились после спектакля не только у меня, а значит, замысел сценариста и режиссера достигнут: наши умы и души проснулись и задумались. А разве не это главные задачи литературы и театра? Я все-таки думаю, что именно это главное в них – суметь разбудить наши души и сознание, заставить думать, а не развлечь, как в последнее время полагают многие.

- В этом спектакле, как в хорошем детективе, только в конце становится ясно: кто есть кто. Поэтому этот спектакль нужно смотреть до конца – это заложено в самой драматургии, и мы не стали при постановке это рушить, - сказал после спектакля режиссер-постановщик Олег Кравзе. – Наша задача была – удержать зрителя до конца второго акта. Спектакль, конечно, не обычный. Мы с вами живем в 21 веке, нам нужны новые театральные формы, мы уже устали от чеховской «Чайки», которая родилась еще в начале 20 века. В этом спектакле мы с вами наблюдали внутреннее состояние человека. Мы столкнулись с вопросом – через что нам это показать? В 21 веке чистого искусства уже нет: театр - с балетом, кино - с театром, и от этого никуда не уйдешь. И если раньше в первые же 20 минут зритель понимал, кто перед ним и какой он, то у нас не было задачи сразу раскрыть зрителю задумку. Поэтому и был выбран жанр балаган – в нем смешаны все жанры, и именно в нем мы и пытались выразиться через актерскую игру.

- Вы, как режиссер, как ощущаете: этот продукт – то, что Вы хотели, или получилось что-то не так?

- Я бы так сказал: если все задуманное получается на 60% - это шедевр, если на 50% - гениально. Но судить все равно зрителю.

- Как сами актеры относятся к своим ролям в этом спектакле? Вы играете человека с характером или характер человека в этом спектакле?

- Я играю одну из частей человеческого характера. Хотелось бы, чтобы глядя на это, каждый внутри себя поговорил со своими четырьмя. Чтобы они не рассыпались – почаще разговаривайте с ними внутри себя. Вот это, наверное, главное.

Неоднозначный спектакль вызвал и неоднозначные отзывы:

- Я не увидел в спектакле, к чему все идет. Должен быть конфликт, из которого растет другой конфликт, и еще… И это все и заставляет зрителя смотреть дальше. Я всего этого сегодня не увидел, и не увидел, куда все идет. Если честно, я не понял, о чем спектакль.

- Я не знаю, почему зрители говорят, что не понятно: все понятно, все донесено, все получилось. В самом начале только было немного непонимания… Потом я все поняла. И я очень довольна.

- Олег, Вы очень методично, на протяжении многих лет, внедряете в театр тему «клоун, искусство и люди»… Вот этот спектакль, на мой взгляд, - это лучшее, что Вы в этом жанре сделали. Спектакль получился очень современным, мне очень понравился. Молодой человек сказал, что он не понимает, в чем тут конфликт. Мне кажется, что тут все понятно - он говорит нам: «Почаще разговаривайте со своими сущностями – и отрицательными, и положительными. Мы всегда разные, поэтому мы и живые».

- Огромное спасибо за этот спектакль. Знаете, что хочется сказать: где-то неделю я буду думать над тем, что увидел – это философский спектакль, в нем очень много сторон и граней человеческой души, есть, о чем подумать, и есть, о чем долго подумать. И где-то через месяц или чуть раньше я возьму с собой супругу и приду – я хочу еще раз посмотреть. Мне очень понравилось, большое спасибо!

- Я этот спектакль смотрю второй раз. Первый раз я его посмотрела с огромным интересом, не буду лукавить – я не получила от него тогда большого удовольствия. Но я проанализировала себя и поняла, что я постоянно о нем думаю, вспоминаю, анализирую… Он меня не оставляет, он меня зацепил. Потом как-то отпустило, забылось. Когда я узнала об этом показе, спектакль опять во мне вспыхнул. Я снова начала вспоминать какие-то важные для меня моменты. Сегодня я посмотрела его второй раз, и вы знаете, у меня совершенно другие впечатления! Я хочу сказать, что его нужно смотреть много раз!

В этом я не могла не согласиться - занавес еще только опустился, а мне уже хотелось посмотреть спектакль снова. Наверное, это как с книгами – хорошая книга снова и снова возвращает тебя к себе, и ты перечитываешь ее много раз, каждый раз открывая в ней что-то новое. Бывает и так, что какая-то книга не открылась тебе, но зацепила. Вернувшись к ней через какое-то время, ты поражаешься, что теперь она понятна и близка тебе настолько же, насколько в первый раз ты ее не понял и не почувствовал! И меня очень радует, что в репертуаре Братского драмтеатра появились такие спектакли, к которым хочется вернуться еще не раз. В ходе обсуждений оказалось, что в зале уже есть зрители, которые не первый раз смотрели эту постановку – именно потому, что она не оставляет тебя, а зовет к себе опять и опять.

Ольга Артюхова, «ПрессМен»





Возврат к списку