Пресса о театре

12.06.2015

«Я увидел другую Россию…»

«Я увидел другую Россию…»

- Сколько раз мне доводилось слышать фразу: провинция питает столицу, – говорит актер Театра Маяковского Игорь Костолевский. – Но когда я приехал в Дубну и собственными глазами увидел спектакли, когда я увидел артистов, которые в тяжелейших условиях зарабатывают свой хлеб, – я понял, как богата наша земля талантами.

В подмосковном наукограде Дубна в конце мая – начале июня проходил Фестиваль театров малых городов России, где Костолевский был председателем жюри. На вопрос «Театрала», а часто ли вам приходилось смотреть спектакли из глубинки, Игорь Матвеевич ответил честно:

– Не смотрел никогда. Но, кстати, потому и согласился принять участие, поскольку очень уж хотелось увидеть своими глазами, как живет там театр. Мы часто слышим о том, что в глубинке есть артисты, которые дадут фору своим столичным коллегам. Я всегда думал: неужели правда? Теперь знаю: правда!тник Высоцкому и память о Любимове

За неделю фестиваля в Дубне показали 16 спектаклей. Для маленького города – это настоящее событие. В Дубне есть лаборатория физики высоких технологий (родина синхрофазотрона – аналога андронного коллайдера), где есть конструкторское бюро «Радуга» (производит военные ракеты), но нет профессионального театра.

Вот уже много лет подряд сюда приезжает только антреприза и певцы. На проходной ДК «Октябрь» висит огромное мозаичное полотно, склеенное из афиш и листовок – как свидетельство местной культурной жизни. Публика охотно покупает билеты на «Новых русских мужиков» и «Новых русских бабок», вздыхает под блатные аккорды звезд шансона, но… скучает по тем временам, когда в Дубну регулярно приезжала «Таганка».

– Да что там «Таганка»! – говорит водитель Виктор Дубовик. – Это я сейчас людей вожу, а раньше на заводе инженером работал. В 90-е нас всех посокращали, сел за руль. У нас ведь в городе как: или ты работаешь в лаборатории физики, или на «Радуге». Других вариантов для электронщика нет. А ведь какое время было, что ты! Собирают нас как-то в обед в актовом зале. Я думал, опять лекцию будут читать про социализм. Сел в последнем ряду. И вдруг на сцену вышел Высоцкий. Я, говорит, артист, спою вам несколько песен. И спел! Мы его все зауважали, нам ведь иначе о нем рассказывали. А потом после него к нам и другие барды стали приезжать. Но все-таки Высоцкий это Высоцкий. Так что несколько лет назад мы всем городом скинулись и на собственные деньги поставили ему памятник.

Есть и еще одна городская легенда, которую довелось слышать от местных жителей. Дело в том, что Дубна имеет прямое отношение к рождению Театра на Таганке. Письма (а фактически заступничество) академика Флерова, а позже и письмо академика Капицы, обращенные к правительству, помогли режиссеру в 1964 году сохранить свой студенческий курс и, получив помещение далеко не самого успешного Московского театра драмы и комедии, создать тот самый Театр на Таганке.

С тех пор прошло полвека. Легендарной «Таганки» больше нет. Но эта причастность к рождению большой театральной истории, в Дубне по-прежнему жива.«Не надо нам сметаны!»

– Когда-то город помог Любимову, а теперь он помог и Фестивалю театров малых городов, – подытожил его арт-директор Олег Лоевский. – Фестиваль проводится в 13-й раз, каждый год он меняет свою дислокацию: проходил и в Лысьве, и в Балаково, и в Пятигорске, и в Коломне. На сей раз нас приютила Дубна.

По замыслу Олега Лоевского, программа строится из лучших спектаклей, которые были поставлены в прошлом сезоне. Иными словами, это новинки театрального процесса, который протекает далеко от столиц: в Новокуйбышевске и Серове, Лысьве и Новошахтинске, Братске и Новокузнецке, Сарапуле и Прокопьевске...

Ритм нешуточный: два-три спектакля в день, обсуждения, лаборатории, мастер-классы. И везде – переполненные залы.

– Говорят, что город у нас нетеатральный, – сетует пенсионерка Раиса Корнюхина. – Так ведь откуда ему стать театральным, если один полуголый срам приезжает. Я про фестиваль ничего не знала. Шла из магазина: смотрю, автобусы стоят, много народу. «Что там?» – спрашиваю. Мне говорят: «А это спектакль про Пушкина привезли». Я ноги в руки: «Девочки, пожалуйста, пустите меня». Не пускают – нет мест. Так я им свежую банку домашней сметаны всучила: «Умоляю, сто лет не была в театре». Обиделись: «Не надо нам сметаны!» Пропустили за так. Даже стул поставили. А спектакль оказался очень хороший. Кстати, вы знаете, что к нам раньше Театр на Таганке всегда приезжал?

И Раиса Корнюхина принялась рассказывать уже до боли знакомую историю.тр военных действий

В первые два вечера фестиваля игрались гостевые спектакли (то есть участники внеконкурсной программы). Это литературно-музыкальная композиция Чулпан Хаматовой по произведениям Марины Цветаевой и Беллы Ахмадуллиной, а также красочное ретро-шоу, привезенное из Донецка, «Истории нашего двора» (по советским песням 60-70-х годов).

Причем этот коллектив оказался самым многочисленным на фестивале: из Донецка приехало 52 человека – дома никто не остался, поскольку и дома-то у них больше нет. Дело в том, что несколько месяцев назад при обстреле Донецкий музыкально-драматический театр был разрушен, артисты оказались на улице, но не опустили руки, не разбежались, а наоборот, сплотившись, выступают теперь на арендованных площадках и ездят на гастроли, чтобы вновь спеть о единственной на свете королеве красоты или девушке, которая пидманула, пидвила.

И когда во время спектакля вдруг вспоминаешь, что этот молодой, жизнерадостный коллектив приехал они оттуда, где стоят танки и разрываются снаряды, где месяцами не платят зарплату, а население живет в состоянии горя и неопределенности, – соленый ком подкатывает к горлу. Возникает щемящее чувство тоски и утраты, когда братские народы жили дружно в огромной стране, пели любимые песни, а культура не подвергалась нелепым санкциям. Еще вчера мы были единым народом, а нынче вынуждены стыдливо смотреть друг другу в глаза. Собственно о том, что было добрым и светлым, и ставил свой спектакль хореограф Василий Маслий.сегд вне питики»

– Конечно, святая цель театра, помимо всего прочего, объединять людей, – считает президент фестиваля актер Евгений Миронов. – Культура всегда вне политики. И какими бы ни взаимоотношения между странами, только искусство способно напомнить об общечеловеческой боли, о душе, о мытарствах и страданиях. Оно играет миротворческую роль.

Впрочем, у фестиваля есть и своя сверхзадача. Фактически это единственный в России форум, на котором коллективы из маленьких городов могут не только сыграть свой спектакль вдалеке от дома (смена обстановки всегда дает полезную встряску), но и увидеть работы других артистов и режиссеров.

– В России больше сотни театров, расположенных в небольших городах, – говорит Евгений Миронов. – Причем многим из них больше 80-ти лет. То есть это коллективы со своими сложившимися традициями. Там кипит настоящая жизнь, о которой в столице известно немного.

Вот почему, по замыслу организаторов, победители фестиваля поедут на гастроли в Москву, что важно не только для самих победителей, но и для Москвы, которая, как известно, прирастает провинцией.

В этом году гран-при получили спектакль Петра Шерешевского «Иванов» (большая форма) Новокузнецкого драматического театра и спектакль Дениса Бокурадзе «Таня-Таня» Новокуйбышевского театра «Грань» (малая форма). В следующем сезоне их покажут на сцене Театра наций.
«Не перестаю удивляться»

– Вы знаете, я в своей жизни много ездил на гастроли и всегда не переставал удивляться, как в условиях совершенно не богатых, приближенных к минимализму, рождаются спектакли, – говорит Игорь Костолевский. – А теперь я убедился в том, что в провинциальном театре работают подвижники своего дела. Люди – рыцари театра. Люди, которые беззаветно служат театру, несмотря ни на что. А театр всегда только так и существовал. Поэтому у меня от фестиваля очень хорошие впечатления.

На обсуждении одного из спектаклей Олег Лоевский поделился своим наблюдением:

– Очень многое в актерском деле зависит от мастерства постановщика. Когда пьеса плохо разобрана, она напоминает невнятную мешанину намеков и «смыслов». Но что меня радует всегда? Если актер работает, то он работает.
В самом деле, недостатки актерского мастерства не прикроешь ни спецэффетками, ни плазменными панелями, ни инсталляциями, которым так любят насыщать свои спектакли столичные театры. В провинции – иные «условия игры». Здесь, образно говоря, расстояние между артистом и зрителем гораздо меньше. Отсюда – камерность, доверительность и… опять же мастерство.

Коллектив из Кудымкара Пермского края (частый гость фестиваля) привез в этом году спектакль «Парень, которому немного повезло» (по пьесе Ксении Гошевой «Дом, который разрушил век»). Театр, по всей видимости, обратился к этому материалу из азартных побуждений, пригласив в качестве постановщика худрука Театра ненормативной пластики Романа Кагановича (С.-Петербург).

Однако рассказанная история о совести современного человека оказалась невнятной, оставив у критиков больше вопросов, нежели ярких впечатлений. Но как бы то ни было, при обсуждении спектакля много говорилось о том, что именно актеры своей игрой попытались «вытянуть» эту, в общем-то, экспериментальную историю, являющуюся пока что скорее эскизом, нежели полноценным спектаклем.
«Хочу написать пьесу»

– Спектакли были разные, – продолжает Игорь Костолевский. – Я увидел некоторые постановки, которые дадут фору нашим московским театрам, а некоторые были далеки от совершенства. Но главное, что и я благодаря фестивалю (восхищен, насколько профессиональный, точный, умный разбор делали критики во время обсуждений) вынес для себя несколько уроков. Один из них касается прежде всего современной драматургии. Я в силу возраста и, наверное, своих академических привычек, относился к новой драме скептически. А теперь понял, что мой скепсис напрасен. Нельзя довольствоваться прежними завоеваниями – надо все равно выходить из зон комфорта. Надо смотреть, надо открывать новый сценический язык. Даже если это не моя чашка чая, все равно это интересно, это движение вперед.

Игорь Матвеевич говорит о спектакле по пьесе Михаила Дурненкова «Легкий способ бросить курить», в котором артисты Братского драматического театра рассказали историю современного человека – жителя крохотного городка. Одна из особенностей спектакля заключалась в том, что режиссер поместил этот, в общем-то, бытовой сюжет в местные обстоятельства. Многое там знакомо зрителям Братска. И понятно, что у себя дома эта история обрастает дополнительными смыслами. Театр «здесь и сейчас». Прием давно известный, но работает он безотказно.


Я посмотрела все спектакли, – говорит студентка, будущий режиссер Ольга Кузовлева. – И поняла, что о Дубне можно ведь тоже поставить интереснейшую историю, документальный спектакль. Российская столица, как вы знаете, соединяется с Волгой (и с Дубной) Каналом имени Москвы. Его построили в первую пятилетку. Причем основные работы выполнялись вручную.

Представляете, больше ста километров выкопать лопатой! Пригонялись заключенные, работа шла в нечеловеческих условиях и с колоссальной скоростью. Но помимо них были и простые студенты, которые с чистым сердцем приехали на эту «комсомольскую стройку». Так вот, чтобы ускорить темпы, начались показательные расстрелы. И студентов-добровольцев сгребли в общую кучу. Сколько ребят здесь погибло! Вот о чем надо пьесу написать. Это ведь наша история.

Удастся ли Ольге реализовать этот замысел, узнать будет непросто, поскольку в следующем году фестиваль пройдет в другом городе. Однако бдительный экспертный совет, изучающий все, чем богата театральная Россия, вряд ли упустит интересный проект.

Виктор Борзенко

«Театрал»

http://www.teatral-online.ru





Возврат к списку